Новые горизонты Находкинской БАМР

ЗАВЕРШИЛОСЬ первое полугодие. Каким оно было для тружеников ОАО «Находкинская БАМР» – одного из крупнейших рыбодобывающих предприятий России, имеющего опыт работы не только в дальневосточных морях, но и Мировом океане? Ответить на этот и другие вопросы мы попросили генерального директора ОАО «НБАМР» Петра САВЧУКА.

— В апреле досрочно завершили минтаевую Охотоморскую экспедицию. Несмотря на частые шторма и сложную ледовую обстановку, квоты практически выбрали. В целом за полугодие добыли около 90 тысяч тонн рыбы и морепродуктов. Сегодня шесть наших траулеров находятся на промысле минтая в Беринговом море, семь — работают на добыче кальмара, включая транспортник «Балюзек», и два — стоят на ремонте в Китае.

— Пётр Степанович, как сработали в прошлом году?

— В целом за год добыли 176 тысяч тонн рыбы. Это более 10 % от общего вылова по Дальневосточному бассейну России и около 30 % объёмов промысла приморскими предприятиями. Примерно 60 процентов из этого отправили на экспорт, остальное распродали на внутреннем рынке. На 4,8 млрд рублей выпустили товарной продукции, около 1 млрд рублей заплатили налогов. Только налог на прибыль составил 500 млн. Это существенный показатель. Несмотря на все трудности года, финансовые результаты неплохие. В мае прошло акционерное собрание, на котором решено выплатить дивиденды по размещенным ценным бумагам: 196 руб. 84 коп. на одну привилегированную и 590 руб. 50 коп. на одну обыкновенную акцию, на что будет израсходовано 1,2 млрд рублей. Единственное — есть некоторая неудовлетворённость недобором квот.

— Вы имеете в виду кальмар?

— В том числе и кальмар. Это такой объект промысла, где удача зависит от состояния луны, приливо-отливных течений и многих природных явлений. Какой бы ни был опыт в этом деле, удача может пройти мимо. Думаю, бамровским капитанам, которые ловят моллюск не один десяток лет, опыта не занимать. Но минувший год по кальмару оказался просто провальным. Что ж, в каждой отрасли бывают свои форс-мажорные обстоятельства. Учёные подметили, кальмар успешно ловится раз в пять лет.

Кстати, мы до конца ещё не решили, что делать дальше с этим объектом промысла: либо для промысла приобрести судно типа «Стеркодера», либо купить несколько среднетоннажных японских судов и уловы сдавать на переработку БАТМам. Кальмар – быстропортящийся продукт, чтобы сохранить его в условиях моря, необходимы соответствующие холодильные установки. Хотя, к примеру, японцы до сих пор пересыпают его льдом и успешно поставляют на берег.

— Где в последние годы работает бамровский флот?

— Бороздим Берингово и Охотское моря, Тихий океан. Добываем минтай, сельдь, кальмар, лемонему, терпуг… В течение последних двух десятилетий ищем новые рынки сбыта. Выстроились долгосрочные торговые отношения с крупными компаниями Германии, Китая, Южной Кореи, Японии. Основными объектами поставок за рубеж являются филе и фарш, минтай безголовый, молоки и икра минтая, сельдь, терпуг, лососевые, рыбная мука. По филе и фаршу минтая ОАО «Находкинская БАМР» является лидером по производству на российском Дальнем Востоке и экспорту. Объём выпуска товарной продукции различной степени переработки уже превышает 80 тысяч тонн в год.

— Последнее время на добывающем флоте БАМР ведутся масштабная модернизация и переоборудование. С чем это связано?

— Работая в условиях рыночной экономики, стараемся, чтобы компания была мобильной и современной. Сегодня, когда сырьевой ресурс закреплён за предприятиями на десять лет, появилась возможность модернизировать флот. Но любое техническое перевооружение должно быть чем-то обосновано. У нас оно связано с тем, что стали глубже изучать рынки сбыта, появилась потребность в новых видах продукции, начали внедрять современные технологии переработки сырца. К примеру, в нынешнем году впервые для себя стали выпускать прямо в море филе кальмара в расфасовке по одному килограмму. Для этих целей приобрели новое оборудование и установили его на трёх экспериментальных траулерах. Будем изготавливать продукцию высокой степени переработки, благодаря чему промысел и переработка кальмара станут ещё рентабельней.

По-прежнему занимаемся переоборудованием БАТМов, устанавливаем современное морозильное оборудование, испанские траловые комплексы, новое промысловое оборудование и поисковые системы. Результат очевиден. Производительность траулеров возросла с 60 до 120 тонн в сутки свежемороженой продукции.

Сегодня все семнадцать бамровских судов зарегистрированы Комиссией европейских сообществ и имеют право экспорта своей продукции в страны Евросоюза. Девять из них выпускают филе и фарш минтая, пять — разделанный кальмар, три — разделанную рыбу и кальмар. Продолжаем устанавливать современное оборудование немецкой фирмы Вааder – разделочные аппараты, шкуросъёмные и машины по переработке рыбы на фарш, морозильные шкафы с гидравликой. Благодаря чему имеем высокую степень переработки сырца прямо в море.

Большая перспектива у минтая индивидуальной заморозки (IGF). В Брюсселе удалось побывать на одной из международных выставок рыбоперерабатывающего оборудования, где ещё раз убедились, что выпускать в море минтай индивидуальной заморозки вполне возможно, только для этого надо построить судно нового поколения. Кроме такой продукции на нём можно делать фарш сурими, применяемый для изготовления крабовых палочек. Сегодня он закупается российскими производителями в Японии. В прошлом году выпустили пробную партию «шатерпака» блочной заморозки. Отрабатываем технологию по выпуску более очищенного филе минтая (Deep Skin). Два наших судна уже апробировали эту технологию, и если удастся заключить контракт с США, скоро поставим её на массовое производство.

— Пётр Степанович, куда расходится продукция нового поколения?

— По результатам прошлого года изготовлено более 10 тысяч тонн высококачественного филе, из них 4,5 тысячи впервые поставлено на американский рынок и 5 тысяч тонн — в Европу. Нам, можно сказать, повезло, что Россия запретила ввоз китайского филе на внутренний продовольственный рынок, потому что в нём содержится около 40-50 процентов воды в виде глазури, а по российским нормам её должно быть не более 5 %. Благодаря сложившейся ситуации удалось поставить россиянам порядка 600 тонн филе против обычных 100-150. Такого в нашей практике ещё не было. Прежде все поставки филе осуществлялись в страны Европейского сообщества, несколько пробных партий отправили по контрактам в Бразилию. Можно было бы с этой страной работать и дальше, но у нас нет соответствующего соглашения. На нынешний год есть контракт на поставку филе в Новую Зеландию. Кроме того, завязываются крепкие отношения с африканскими крупными оптовиками, куда впервые в своей практике начали продавать неразделанные минтай и сельдь.

— Новая команда предприятия делает много для того, чтобы поднять материальный уровень рыбаков. Расскажите об этом подробнее.

— Чтобы иметь хорошие доходы, нужно много работать. Это старая истина. В прошлом году нормы выработки, к примеру, на РТМСах пришлось поднять с 50 до 60 тонн в сутки. Примерно третья часть судов справилась с новыми план-заданиями, благодаря чему зарплата экипажей по сравнению с предыдущим годом выросла практически на 40 процентов. У людей появился интерес работать в море. Почему сегодня на флот неохотно идёт молодёжь? Потому что труд в море тяжеленный, разлука с семьями длится порой по нескольку месяцев, а зарплата оставляет желать лучшего. Проблема привлечения на флот молодых кадров коснулась не только нашего предприятия, но в целом всей отрасли. Чем можно привлечь молодёжь? В первую очередь — достойной заработной платой. И мы делаем всё возможное, чтобы она была действительно достойной.

В некоторых бамровских экипажах зарплата, к примеру, матроса уже достигла 80 тысяч рублей в месяц в Охотоморской экспедиции. Мы целенаправленно движемся к тому, чтобы моряк при выполнении производственного плана во время путины мог получать не менее трёх тысяч долларов в месяц, а у предприятия — всегда был хороший резерв рыбаков, так сказать, запасная скамейка. Думаю, скоро придём и к тому, что рейсы в море будут составлять не более пяти месяцев.

— Пётр Степанович, насколько мне известно, у БАМРа появилась долгосрочная стратегия развития предприятия. Каковы её перспективы?

— Мы действительно разработали стратегию на период с 2009 по 2018 годы. Она подкреплена природными сырьевыми ресурсами, которые выделены предприятию на десять лет, основными фондами, то есть нашим добывающим флотом, и, конечно же, научными прогнозами по запасам и воспроизводству рыбы в дальневосточных морях, которые даёт наука на ближайшие годы. Промыслового флота вполне достаточно для того, чтобы работать по квотам до 2018 года. Но уже сегодня всерьёз задумываемся о строительстве новых траулеров, потому что не за горами 2015 год, когда прозвенит звонок и нужно будет вводить в строй новые суда, а те, которые исчерпали срок эксплуатации, списывать «на гвозди».

Записал Владимир ПАНТЮХОВ

 

Запись опубликована в рубрике Актуально, События, факты. Добавьте в закладки постоянную ссылку.