Анатолий ЛИ: Живите долго, люди!

На рынке спецуслуг Находки работают шесть ритуальных компаний и пять фирм, которые занимаются изготовлением памятников и благоустройством мест захоронений. Одной из старейших по праву считается ООО «Ритуал Сервис». Ей исполнилось 20 лет. На протяжении этого времени предприятие бессменно возглавляет Анатолий ЛИ. Как пришла идея заняться таким видом деятельности? С этого вопроса и началась наша с ним беседа.

— Окончив Уссурийский пединститут, получил образование филолога. В конце 90-х работал в рыбном порту начальником торгового комплекса. Однажды, оказавшись на похоронах свояченицы в Уссурийске, невольно обратил внимание на то, как здесь хорошо организовано захоронение усопших, а в специальную бригаду подобраны вежливые и культурные люди. Это сразу бросилось в глаза. И я подумал: «А почему бы и в Находке не поднять это направление на более качественный уровень?» В то время здесь работало только бюро спецуслуг, которое занималось продажей мест на кладбище под захоронение да предлагало населению памятники и венки. Комплексной организации похорон не осуществляла ни одна фирма. Это был конец весны 1999 года.
Чтобы расширить кругозор об этом виде деятельности, съездил во Владивосток и познакомился с директором ритуальной компании ООО «Стикс» Сергеем ВЕРЁВКИНЫМ. А когда вернулся в Находку, собрал необходимые документы и пошел в лицензионную палату. Наша компания оказалась первой из ритуальных, кто обратился за лицензией, наверное, поэтому к нам предъявили уйму требований. Не найдя общего языка, обратился в краевую палату, где и зарегистрировал ООО «Ритуал Сервис».
— Анатолий Дяерович, с чего начинали бизнес?
— В то время сложно было найти специальную литературу по этому направлению. Что-то черпали в интернете, чем-то помогали знакомые. В сентябре 1999 года в Хабаровске прошла расширенная выставка ритуальных услуг и семинар, где узнал много полезного. К примеру, впервые увидели гробы амурской ритуальной компании, где вместо привычных гвоздей применялась специальная липкая лента. Мне очень понравилось это новшество. Помню, когда хоронил свою маму, от ударов молотка по гвоздям, когда забивали гроб, у меня случился первый инфаркт. Ощущалось, будто били не по крышке гроба, а по моей голове. Наверное, такое восприятие было не только у меня. С тех пор ноу-хау амурчан применяем у себя.
Кое-что переняли в решении налоговых вопросов. В частности, как избежать НДС. Например, если платочки, которые на похоронах повязываются на рукав, покупаются как носовые, то они облагаются НДС, а если как для ритуальных услуг – то нет. После хабаровской выставки связался с редакцией журнала «Похоронный дом» в Новосибирске. Они тоже кое-чем помогли. Говорят, кто ищет, тот всегда найдет. По-прежнему интересуюсь новостями ритуальной деятельности. Часто проводятся совещания и семинары в Казани, Москве, Минске, Санкт-Петербурге, но не всегда хватает средств посещать их.
— Кроме научных рекомендаций существует немало традиций и обрядов, которые необходимо знать, чтобы не причинить дополнительной боли родственникам усопших. Из каких источников черпали эти знания?
— Много общался с настоятелем храма Рождества Христова Василием КАПИТАНЮКОМ и его супругой Валентиной. Немало деталей относительно погребения почерпнул у людей старшего поколения. В Находке проживает много русских корейцев, обряды которых во многом отличаются. К примеру, по-русским традициям умершего несут ногами вперед и в землю опускают головой на восток, по корейским – наоборот. Эти моменты нужно знать. Нередко встречаются корейские могилы, а люди похоронены в них по русским обычаям. Это неправильно.
— Удается ли сохранять спокойствие, когда рядом уходят люди навсегда? Или душевная боль других проходит и через ваше сердце?
— В нашей работе важно быть собранным. Но трагедия других не оставляет равнодушным. Видимо, очень восприимчив к чужому горю. Недавно в Ливадии хоронили 29-летнего мужчину, погибшего в ДТП. У него осталась жена и восьмилетний сын. Для них это настоящая трагедия, боль и страдания. Вижу, ребенку совсем плохо, а помочь некому. Мама тоже в плохом состоянии. Я скорее взял мальчика, прижал к себе, погладил по головке. Смотрю, немного успокоился. Приехал домой, эта картина перед глазами. Час, два, три.., а я никак не могу успокоиться. Некоторые ритуальщики — сделали свою работу и забыли. Я же могу еще назавтра встретиться с родственниками погребенного, чтобы поддержать их морально.
Практически всегда отказываюсь от приглашений на поминальные обеды. Не разрешаю поощрять похоронную бригаду спиртным, и сам не употребляю его уже более четверти века. Некоторые православные христиане считают чуть ли не за правило выпить на кладбище стопку за упокой души. Это неверно. До Великой Отечественной войны никто не ходил на кладбище с водкой. Эта традиция появилась уже после войны: похоронили солдата, налили ему 100 граммов наркомовских, сверху — кусочек хлеба, и сами пропустили по стопке. Стараюсь проводить погребение как положено.
— Ритуальные услуги – ваш семейный бизнес. Расскажите, как участвуют в нем остальные родственники.
— Он начинался как семейный. В 1999 году мои обе дочери были еще малыми. А вот жена сидела на приеме заказов, помогала вести документацию и готовить похороны. Когда дети повзрослели, старшая, Нина, стала моим заместителем. А вообще, коллектив у нас дружный. Почти 20 лет работает в компании Алексей УСТИНОВ. Пришел к нам после армии временно, но так и остался надолго. Научил его ленту писать на венки, заказы принимать, гробы оббивать. И теперь что дочь, что он – опытные сотрудники. В любое время без опасений могу оставить на них фирму. Добрых слов заслуживает ветеран компании текстовщик памятников Валерий ПЛИСС. В городе он старейший работник в этом бизнесе.
— Когда бываю на кладбище, на меня всегда удручающе действует картина с длинными рядами приготовленных заранее могил. Такое ощущение, будто здесь только и ждут побольше покойников.
— Это неправильное ощущение. К примеру, зимой всегда сложно копать могилы. Похоронная команда небольшая, и люди от такой работы сильно устают. Раньше жгли автошины, отогревая задубевшую землю, потом долбили ее электрическими отбойными молотками и ломами. Порой ветер нес копоть прямо на город, и люди жаловались на нас. Чтобы своевременно справляться с заказами, в теплое время года стали готовить ямы про запас. Пользоваться электрическими отбойными молотками стало проблемно, потому что к ним нужен генератор. Нашли в продаже бензиновый, испытали, эффект оказался высоким. Заказали еще четыре таких же. Теперь три отбойника в работе, по одному в ремонте и запасе.
— В наше время цены повышаются на все. Что делаете вы, чтобы снизить себестоимость своих услуг?
— Нередко горе приходит в дом неожиданно, и у людей не всегда достаточно средств на то, чтобы отправить близкого в последний путь. Понятно, человек в этот момент отдаст последнее. Но мы не сторонники такого принципа. Ищем поставщиков шелка, атласа, велюра и парчи, венков, других ритуальных материалов, которые согласны на достойные скидки. У кого есть деньги, тот купит и полированный гроб. Но мы понимаем, что большая часть населения округа живет небогато. Сегодня венками обеспечивают предприятия из Находки и Партизанска, с которыми у нас сложились многолетние партнерские отношения.
— Нередко слышим, что по кладбищам порой бродят нечистые на руку люди и воруют со свежих могил цветы, венки, а потом продают их. Насколько это верно?
— Так было лет 10-15 назад. Воровали венки, а потом стояли на углу БСУ и продавали их по сниженным ценам. В свое время я много венков переделал своими руками. Однажды вижу — продают мой венок. Спрашиваю у женщины: «Откуда?» Отвечает: «Сама сделала». Я иду дальше: «А вот этот цветок зеленой, красной или желтой проволочкой привязан?» Начинает отвечать невпопад. Сразу видно, где взяла. Но не пойман – не вор. И живые цветы воровали. Сейчас этого не замечается. Сознание людей меняется.
— Ваша компания не остается в стороне от благотворительной деятельности.
— Горе не спрашивает, в какой дом войти: богатый или бедный. Когда видим, что человек не из зажиточной среды, предоставляем ему скидки на ритуальный товар, беспроцентную рассрочку платежа за услуги. Как-то одна бабушка похоронила своего деда, а потом по 200-300 рублей рассчитывалась с нами с пенсии.
Нередко оказываем материальную помощь на проведение корейских национальных праздников. На Новый год организовали для детей нашей диаспоры банкет с хорошей развлекательной программой, включая выступление аниматоров. Иногда обращается за помощью городская детская больница с просьбой оплатить партию постельного белья для медучреждения. Идем на уступки. Ежегодно вместе с сотрудниками Дальморучилища принимаем участие в наведении порядка на могиле Героя Советского Союза Сергея ИОНОВА, выделяя на это бесплатно венки и ленты. Три раза в году участвуем с ритуальной продукцией в митингах на крейсере «Варяг» во Владивостоке. Всегда откликаемся на просьбы.
— Анатолий Дяерович, всегда ли хватает у Вас моральных и физических сил выполнять то дело, которое взвалили на свои плечи?
— Откровенно признаюсь, не всегда. Порой бывает так тяжело, что думаю: «И за что же мне подкинула судьба такую непосильную ношу?» Но когда приходят люди и благодарят за то, что ты помог им перенести тяжелую утрату близкого человека, поддержал морально, подходят другие мысли. На душе сразу становится теплее и легче. Всем понятно, что наш бизнес зависит от количества умерших. Я же, наоборот, желаю всем людям крепкого здоровья и долголетия. Лучше пусть я буду без работы, чем мечтать о росте смертности.
За два десятка лет работы в этой сфере многому научился. Часто иконная лавка храма Рождества Христова направляет ко мне людей, дескать, Дяерыч вас многому научит и подскажет, как все сделать правильно. Я счастлив, что могу дать людям правильный совет и поддержать их в трудную минуту. Благодарю своих сотрудников за верность нашему делу и поздравляю с круглой датой компании! Желаю здоровья и благополучия.
Записал Владимир ФЕДОРОВ
На снимке: Анатолий ЛИ с семьей.

Запись опубликована в рубрике Твои люди, Находка. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий