Боевой разведчик

Михаила Тихоновича КОТОВЦЕВА призвали на фронт в августе 1941 года, когда он был учащимся одной из томских общеобразовательных школ. Пришла повестка явиться в военкомат, и так юноша оказался на войне.
Это было сложное для нашей страны время. Немцы упорно продвигались к Москве. Среди эвакуированных из западных регионов в Сибирь заводов и фабрик оказалось и Московское Краснознаменное пехотное училище, получившее временную дислокацию в Новосибирске. Практически весь призыв Михаила КОТОВЦЕВА тогда направили на обучение в это училище. А через несколько месяцев он уже получил звание лейтенанта, и новоиспеченного офицера отправили на Ленинградский фронт.
Город на Неве в то время находился в большой опасности. В середине сентября 1941 года немецким высшим командованием было принято окончательное решение относительно судьбы Ленинграда — во что бы то ни стало довести его до капитуляции. В результате наступления вражеских войск сухопутные коммуникации к Ленинграду были отрезаны от остальной части страны и у города оставался единственный путь сообщения — через Ладожское озеро. По плану группы армий «Север» Германия готовила наступление на соседний с Ленинградом городок Тихвин, чтобы после его взятия выйти на Свирь и там соединиться с финскими войсками. Эта операция исключала возможность контрудара с юга и лишала Ленинграда сообщения с Северо-Западным фронтом. Так, в районе Тихвина образовалось огненное кольцо. Задачей наших войск было всеми силами сдержать наступление противника в направлении города на Неве. И они с ней справились достойно.
Потом Михаила вместе с другими бойцами в составе 310-й пехотной дивизии перебросили на Волховский фронт, где он возглавил взвод разведки. В основном по ночам бойцы выходили на задание, чтобы уточнить, где находятся вражеские позиции, какое и когда получает противник подкрепление от своих, что служит у них переправой через реку Волхов, какую технику и живую силу они переправляют на другой берег, выполнить другие задачи. Командованию нужна была точная информация о том, в чем нуждаются также и наши бойцы на передовой. Потому что проводной связи с ними очень часто не было.
Не раз в таких походах Михаил КОТОВЦЕВ попадал под обстрел немецких автоматчиков, особенно на открытой местности, где у врага был хороший обзор. Ленинградская земля в основном болотистая, и бойцам разведывательного взвода часто приходилось пробираться через трясину непроходимых болот или укрываться от немцев по пояс, а то и по горло в грязной воде. Однажды в коротких перебежках пулеметчик засек разведгруппу и так полосонул огнем, что прямо перед носом, будто лезвием, срезал пулями траву и камешки. Но из группы никто не пострадал.
-В очередной раз выполнив боевое задание, наша разведгруппа из пяти человек ночью возвращалась в свое подразделение. Все вооружение — один автомат, у каждого бойца по «лимонке» и никаких документов. Вдруг мы сбились с маршрута и заблудились. Хотя все время шли по компасу. А причина в том, что никто из нас не обратил внимания на один факт: компас на груди у солдата находился прямо рядом с его автоматом. От металлического предмета его стрелка внезапно отклонилась в сторону и показала неправильное направление. Так мы заползли по-пластунски прямо в тыл немецких окопов. Когда услышали рядом немецкую речь, стало просто не по себе. Нервы были на пределе. Насколько возможно прижались плотнее к земле, благодаря маскхалатам немцы нас не обнаружили. Чего только не случалось на фронте, — улыбается Михаил КОТОВЦЕВ.
Подобных случаев, когда между жизнью и смертью были считанные секунды, у Михаила Тихоновича насчитывается немало. С большой теплотой он до сих пор вспоминает своего командира разведывательной роты старшего лейтенанта Григория Михайловича ДЁМУ. Прежде чем послать молоденького командира взвода в разведку, он часто брал его с собой на боевые операции как стажера, чтобы научить его многим тонкостям. Наши бойцы, бывало, прятались в подбитые танки КВ (Климент ВОРОШИЛОВ), которые служили им хорошей броней и наблюдательным пунктом. Но Григорий ДЁМА научил Михаила КОТОВЦЕВА раз и навсегда не делать этого. Потому что немецкая артиллерия часто била по таким целям, и наши бойцы погибали, даже не вступив в бой.
Однажды разведчики группой вышли к одной из деревень и залегли на высоте. Вдруг окрестность осветил яркий неоновый свет ракетницы. Михаила КОТОВЦЕВА, ни разу в своей жизни не видевшего такого явления, заинтересовал этот необычный свет. И он от любопытства попробовал слегка приподнять голову, чтобы лучше рассмотреть его. И тут услышал резкий голос: «Ложись!». Не понимая в чем дело, быстро упал на землю. И только потом сообразил, что в этот момент он мог послужить хорошей мишенью для вражеского снайпера.
-У меня был хороший товарищ Женя ГУТЕР. Вместе с ним призывались из Томска, потом попали в одно подразделение и долгое время неразлучно служили. Как-то ночью мы лежали на передовой в окопе. Он говорит: «Надо хоть капельку рассмотреть местность». Только высунул голову, а немецкий снайпер раз… и прошил ее пулей. Это война. За каждый опрометчивый поступок можно поплатиться жизнью. Как произошло и в этом случае. Нередко, чтобы не рыть окопы, наши солдаты занимали воронки от разорвавшихся снарядов и вели из них оборонительный огонь. Как-то ползем к одной из таких воронок, а из нее доносится человеческий стон. Ночь, видимость плохая. Мы подумали, что наш раненый зовет на помощь своих. Два бойца спустились к нему, чтобы помочь. А там действительно был раненый, только немец. И он полосонул ножом обоих бойцов насмерть. Мы, конечно, прикололи его штыками, но уже было поздно. Нелепая смерть, жалко было молоденьких ребят, — с горечью вспоминает ветеран.
В конце августа 1943 года Михаил Тихонович в составе группы разведчиков отправился на очередное задание, чтобы раздобыть для командования более точную информацию о месте дислокации и силах противника. Но враг засек их и длительное время не давал поднять головы. Так пролежали без движения несколько часов. Но время не ждало, нужно было что-то предпринимать. И тогда они решили преодолевать открытый участок местности короткими перебежками. Первый боец пробежал несколько метров и быстро упал на землю. Тут же по его следам свинцовым дождем просыпалась пулеметная очередь. Следующим должен был бежать Михаил КОТОВЦЕВ. Выждав момент, он резко рванул вперед, но пулеметная очередь скосила его, и он рухнул на землю.
-Лежу, в глазах потемнело, ничего не понимаю, что со мной. Потом бойцы меня потащили волоком, потому что моя голень была пробита пулями, и я самостоятельно идти уже не мог. Положили меня в воронку от снаряда, перевязали рану и дали попить. Так я пролежал около суток. Потом начался артобстрел. Стоял такой страшный гул и свист от снарядов, что закладывало уши. То ли от боли, то ли от сильного шума я несколько раз терял сознание. А гул все не смолкал. То там, то там рвались снаряды, в небо взлетали груды земли, а потом эти комья накрывали нас. Когда за мной приползли санитары с носилками, я был практически завален землей. Погрузили на конную подводу и повезли в полевой госпиталь. Ранение было сложное, и меня отправили в на лечение в Подмосковье, — рассказал Михаил Тихонович.
Раздробленная кость, несмотря на усилия врачей, долго не хотела заживать. Потом бойца перевели в Казанский госпиталь, отсюда – в военный госпиталь Улан-Удэ. Но и здесь улучшения не было, нога никак не шла на поправку. В итоге врачебная комиссия приняла решение отправить Михаила КОТОВЦЕВА в четырехмесячный отпуск. А после этого комиссовали.
Победу фронтовик встретил на родной земле. После постановки в военкомат на воинский учет его направили работать на машинно-тракторный стан в должности заведующего нефтебазой. По дороге в одной из деревень увидел толпу радостных людей. От них-то и узнал о том, что Советский Союз сломил хребет Германии и пришла Победа.
За годы войны Михаил КОТОВЦЕВ награжден боевой медалью «За отвагу» за участие в операции по прорыву блокадного кольца Ленинграда, орденом Отечественной войны 1 степени, имеет знак «Фронтовик» и десятка полтора юбилейных медалей.
-Сын говорит, что в интернете обнаружил мое представление к ордену Красной Звезды, но награда почему-то так и не нашла меня, — сказал ветеран.
После войны Михаил КОТОВЦЕВ окончил курсы шоферов. Немного потрудился на лесозаготовках мастером, а потом более 50 лет отработал автокрановщиком на Томском заводе по производству строительных материалов и изделий. Избирался депутатом райсовета Томска, делегатом партийной конференции, был дипломантом V Томской историко-патриотической конференции «В Отчизну веря, честно мы служили ей». За многолетний и добросовестный труд неоднократно награждался почетными грамотами. Посчастливилось встретиться с дважды Героем Советского Союза космонавтом Николаем РУКАВИШНИКОВЫМ. Много лет занимался собственным дачным участком, благодаря которому стал призером конкурса «Урожай-2013» в номинации «Самый ветеранистый ветеран», когда вырастил ремонтантную землянику, где одна ягода не могла вместиться в обычный граненый стакан.
Последние годы Михаил Тихонович несколько лет работал председателем садоводческого товарищества. Воспитали вместе с женой сына и дочь. Имеет двух внучек и двух правнуков. Когда жену похоронил, некоторое время оставался в Томске, а три года назад сын Валерий перевез его к себе в квартиру, что в микрорайоне Врангель. Недавно в Доме культуры микрорайона выступала народная артистка России Екатерина ШАВРИНА, которая искренне поздравила ветерана с 95-летием и сфотографировалась с ним на память.
– Сейчас осваиваю персональный компьютер, который подарил мне сын. Впереди – праздник Великой Победы советского народа над фашистской Германией. Для меня это поистине святой день. Есть большое желание пойти на городской митинг, посвященный 9 Мая, посмотреть парад, а самое главное — встретиться там с боевыми друзьями. Всё, конечно, будет зависеть от того, какое в этот день будет у меня самочувствие, — сказал Михаил Тихонович.
Владимир ФЕДОРОВ

Запись опубликована в рубрике Страницы истории. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий