DSCN0316…Вот и приземлились на земле Вьетнама самолетом российской авиакомпании в аэропорту Камрань. В бывшем военном аэропорту пустая взлетно-посадочная полоса, в здании аэровокзала комфортно и уютно, температура воздуха ближе к 30 градусам по Цельсию. Нас оперативно распределили по группам и повезли по гостиницам в уютных комфортабельных автобусах. Всё, мы на отдыхе.


Наш гид представил нам прелести пребывания на побережье Южно-Китайского моря. Мы получили ответы практически на все самые каверзные вопросы о стране, об отдыхе, безопасности, любви к нам граждан некогда союзной нам республики, которую Советы и защищали от «агрессоров-империалистов» и затем восстанавливали. Да и содержали не один десяток лет, начиная с 1975 года в ущерб гражданам «самарских» губерний страны Советов.
Мы получили ответ на свой вопрос — да, нас простой народ любит и уважает, однако денежки врозь, здесь мы такие же потребители предлагаемых услуг, как и все туристы со всего света. И это нас совсем не огорчило, ведь мы в глобальном «рынке» и принцип «оказанной услуги, которая уже не услуга…» нам понятен. Но вот вопрос, который задала нам гид: «Кто из вас, уважаемые, бывал во Вьетнаме ранее и сколько раз?» — меня несколько озадачил. Кто-то уже бывал и более пяти раз и вновь готов приехать в этот райский земной уголок-«баунти» с чудесным теплым морем, прекрасной недорогой восточной кухней, обилием свежайших морепродуктов и абсолютной личной безопасностью, гостиничными услугами евроуровня и прекраснейшей набережной, слегка напоминающей Ниццу с шумом морской волны.
А я ушел в свои воспоминания начала 70-х прошлого века, когда был порыв поехать на вой-ну защищать братьев-вьетнамцев от агрессоров-американцев, которые ковровыми бомбардировками утюжили города и села братского нам народа. Однако направляли только военных медиков врачами-инструкторами, да и народ Вьетнама в скорости победил агрессора нашим оружием и российскими военспецами. К сожалению, вьетнамцы, противостоявшие китайцам более тысячи лет, а затем французским колонизаторам более 100 лет, в войне с американцами были настолько истощены как нация, что без наших военных специалистов и ракетных комплексов вряд ли бы выиграли в этом безумном противостоянии с напалмом, бомбардировками, коммандос с М-16 и прочими преимуществами.
А потом по жизни про мой порыв и Вьетнам как-то и забылось, своих проблем хватало. И вдруг представилась возможность все-таки побывать в этой уже свободной стране. Работая заведующим хирургическим отделением больницы порта Находка, я согласился на предложение в отпускное время сходить судовым врачом на одном из судов ПМП во Вьетнам: экзотическая страна, а там бананы, лемойка (вьетнамская водка) почти бесплатно, соломенные шляпы от дождя. На дворе был почти безрадостный 1986 год, а у меня двое детей, почему бы не подработать.
В марте отошли от причала находкинской нефтебазы на танкере «Степан Вострецов», загруженном 92-м бензином, на Вьетнам, в порт Камрань. Насколько я понимал, мы должны были доставить высокооктановый бензин на нашу военно-морскую базу «Камрань», что наш экипаж и исполнил. Погода нам благоприятствовала, в обоих китайских морях по ходу судна прыгали дельфинчики и летучие рыбки, сопровождая нас. Экипаж задыхался от жары и запаха паров разгоряченного бензина. Порт Камрань нас встретил густым туманом, мы стали на «банку»-якорь и начали сливать топливо.
Капитан издал распоряжение о несении круглосуточной вахты вдоль бортов судна членам экипажа с целью охраны социалистической собственности. А проблема вырисовывалась в том, что воришки на джонках с неимоверно высокими мачтами в густом тумане незаметно подходили к борту судна, со скоростью молнии по мачте поднимались на палубу и мигом откручивали медные судовые конструкции, а затем тем же путем ретировались. Но были и честные торговцы, которые выменивали у экипажа за бананы, лемойку и соломенные шляпы алюминиевую посуду, одежду, предметы обихода.
Поочередно капитан организовывал нам отдых на твердой земле, чем я и воспользовался. Сотрудники береговой охраны дружественной нам страны организовали нам небольшой отдых-пикник на берегу теплого моря, чему мы были несказанно рады — пальмы, лазурная вода, тропически накрытый стол, дружеская обстановка. Освободившись от груза, взяв балласт морской водой в трюмы, наменяв «бусы» на бананы, отошли домой тем же путем, по тем же морям с летающими рыбками. Посетить военно-морскую базу «Камрань» свободным от вахты членам экипажа не позволили — особо охраняемый объект. Кстати, ВМБ «Камрань» якобы законсервирована на сей день, и друзья-вьетнамцы отказывают России в ее возрождении, ссылаясь на то, что они мирные люди и им «ни бронепоезд, ни запасные рельсы» уже не нужны. А я привез домой бананы и соломенную шляпу, в коей ходил не один год на даче, порой спасаясь от дождя. Полученные в качестве зарплаты так называемые боны несколько скрасили жизнь моей семьи. Вспомнив это, я сказал гиду, что я второй раз во Вьетнаме, только 30 лет спустя…
Нас разместили в гостинице «Палас», в 500 метрах от берега моря, в двухместном номере «четырех звезд» на седьмом этаже с бассейном на этаже. По моему восприятию, гостиница экономкласса, но для нас с женой, не избалованных цивилизацией, более и желать ничего не надо. Четыре лифта, на первом этаже по утрам шведский стол с множеством яств на разные вкусы и предпочтения с морепродуктами и экзотическими фруктами. Поутру, с 7-7.30 до 9.00, морские купания, затем завтрак до 10.00 и вновь берег моря с купаниями в теплой морской воде до 14-15 часов, кто как выдерживает жару и палящее тропическое солнце.
Купаясь в божественном южном море ежедневно и практически ежечасно, имел возможность обмениваться информацией со своими согражданами от Калининграда до Приморья, такова была география «заплыва» во Вьетнам. При каждой гостинице — свой береговой участок моря с лежаками и зонтиками и продажей съестного с лотков. Шведский стол позволял не думать о еде до 16-17.00, а затем — вечерний променад по набережной с множеством кафешек и ресторанов, в коих можно на любой вкус задешево «погурманиться» и попробовать всяких вкусных блюд.
Кстати, ни попрошаек, ни нищих и подгулявших не встречали. Народ либо мчит на мотобайке, либо работает — торгует. Купить можно все, что душа желает и кошелек позволяет, применительно к теплому климату и не очень. Были минеральные источники с открытыми и закрытыми бассейнами, с душами Шарко и без них, с великолепной кухней и прекрасным времяпрепровождением. Посетили так называемый «французский» город Далат времен колонизации Вьетнама. Неплохо жили колонизаторы-демократы за чужой счет более ста лет, попивая один из лучших сортов кофе. И мы прикупили хороший кофе и бутылку тростникового рома, насытились французской стариной, повспоминали сюжеты из фильма «Индокитай», попав по дороге под теплый тропический ливень.
Посетили остров Винперлс со сказочными аттракционами и водными горками, проделав путь по канатной дороге более трех километров над морской гладью на высоте 130 метров, с опорами в виде эйфелевых башен, которые иллюминируют ночами, напоминая далекий Париж. До свидания, прекрасный Нячанг — город-курорт, который становится вьетнамской Ниццей, Бали, Сочи, либо крымским побережьем с неимоверно быстрыми темпами развития инфраструктуры на побережье теплого Южно-Китайского моря.
Десять дней пролетели быстро и захотелось задержаться, продлить это райское удовольствие. Но мы уже по дороге в аэропорт, где полно китайских туристов. Они шли нам навстречу, их еще ждал гостеприимный город-курорт. А нас — дорога на родину обратно. Улетал с надеждой, что меня когда-нибудь гид по прибытию спросит: «Сколько раз были во Вьетнаме?». И я ему отвечу: «Уже в третий раз».

0_b74a0_40930931_XXL 0_b74a4_d42d320_XXL 0_b74b5_5308a7e2_XXL DSCN0229 img_539eeb83b2b47