Марина Шемилина. Фото - Глеб Ильинский Приморская газетаПервое, что попадается на глаза в приемной уполномоченного по защите прав предпринимателей в Приморском крае – шкафы с десятками папок. «Обращения в Законодательное собрание», «Переписка с прокуратурой», «Обращения в департаменты» – документы теснятся на полках в кабинете.


— Все эти бумаги – результат нашей работы по выявлению системных проблем, – объясняет бизнес-омбудсмен Марина ШЕМИЛИНА. – Мы не просто рассматриваем обращения предпринимателей, а пытаемся выявить причину, которая привела к данной ситуации. Ею может быть как глупость конкретного чиновника, так и нормы регионального или федерального законодательства, ставящие бизнесу препоны.
— Марина Анатольевна, какие системные проблемы удалось выявить?
— Возьмем лесную отрасль. Начнем с того, что у нас в крае нет органа, который регулировал бы деревопереработку – она вне компетенций департаментов промышленности и лесного хозяйства. Поэтому именно наш институт пришел на помощь, когда там возникла проблема. В Приморье растет ясень маньчжурский и дуб монгольский, большая часть изготовленной из них продукции идет на экспорт. Но чтобы отправить ее за границу, предприниматели получали в Москве экспортное разрешение СИТЭС на вывоз каждой отдельной партии. Это долго и затратно. Вместе с уполномоченным при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом ТИТОВЫМ, дальневосточным полпредством, Минвостокразвития, Приморской ассоциацией лесопромышленников и экспортеров леса мы добились того, что выдачу разрешений перенесли в Хабаровск.
Другой вопрос возник на уровне регионального законодательства. Постановление администрации Приморского края о включении в реестр пунктов приема древесины должно было упорядочить систему ее хранения и прояснить, сколько леса и где именно вырублено. Вместе с обратившимися к нам предпринимателями мы увидели, что в документе содержится ряд норм, не имеющих отношения к этой задаче. Так, в регламенте внесения предпринимателей в реестр было требование предоставить акт ввода в эксплуатацию здания, если оно есть. Но какое это имеет отношение к обороту древесины? В письме губернатору я привела эти аргументы и попросила вернуть нормативный акт на экспертизу. В итоге этот пункт был исключен из постановления.
— А что в других сферах?
— Много вопросов в сфере грузоперевозок. Возьмем получение разрешений на транспортировку тяжеловесных и крупногабаритных грузов. Один из предпринимателей рассказал, что при перевозке десяти 40-футовых контейнеров из Владивостока в Комсомольск-на-Амуре ему придется заплатить за перевес 32 млн рублей при стоимости груза в 20 млн. Другой привел пример, что перевес на рейсе из Владивостока в Иркутск обходится в полтора миллиона рублей.
Мы узнали в «Дальуправтодоре», сколько разрешений на перевозку тяжеловесных грузов было выдано за последний квартал. Оказалось, что лишь 15! Это не может быть правдой. Перевозчики утверждают, что платили бы, будь суммы реальными. То есть сейчас бюджет из-за чрезмерно высоких ставок не получает ничего. Разобраться с этим вопросом – задача на нынешний год.
— В целом насколько остро стоит проблема незаконного предпринимательства?
— По некоторым оценкам, около трети малого и микробизнеса находится «в тени», создавая тем самым недобросовестную конкуренцию. Задача государственной власти – сделать так, чтобы официально зарегистрированным предпринимателям работать было выгоднее, чем нелегалам.
Пока этого не происходит. Сейчас в случае нарушения бизнесмен-нелегал получит штраф до двух тысяч рублей как физическое лицо. А зарегистрированного предпринимателя оштрафуют на 50 тысяч рублей. Штрафы для физлиц нужно повышать, но прежде всего необходимо упрощать условия ведения бизнеса.
Для этого институт уполномоченных предложил принять закон «О самозанятых». Идея была в том, чтобы предприниматели, не имеющие в найме сотрудников, покупали годовой патент стоимостью до 20 тысяч и работали спокойно. Но приняли другой вариант, и, на мой взгляд, он не даст эффекта. Сначала «самозанятым» предлагается просто зарегистрироваться в качестве таковых, а через два года в качестве индивидуального предпринимателя начать платить налоги, сдавать отчетность, которая порой для «малышей» страшнее налогов. Кто на это пойдет? Мы будем настаивать на пересмотре документа и принятии редакции Бориса ТИТОВА.
Не покидает рейтинг проблем и проведение проверок. Да, плановых в 2016 году было меньше на 50 %, но количество внеплановых выросло. Анализ показал, что 70 % проверок того же Роспотребнадзора проводятся по заявлениям, значительная часть которых подписана вымышленными именами, за которыми часто прячутся конкуренты, обиженные наемные работники.
Мы выходили с предложением о необходимости проводить идентификацию личности заявителя. Летом были внесены соответствующие поправки в закон, они должны частично снять остроту вопроса.
— В 2016 году аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей организовал проект «Время возможностей». На что он направлен?
— Его задача – дать малому и среднему бизнесу максимум информации о преференциях, на которые он может рассчитывать, познакомить его с предпринимательскими объединениями. Вместе с нами в районы выезжали представители профильных департаментов администрации Приморья, Гарантийного фонда, Инвестиционного агентства и других институтов.
Как выяснилось, наш малый и средний бизнес в качестве поддержки предпринимательства воспринимает часто одну-единственную программу, реализуемую департаментом экономики. Но они есть у департаментов туризма, рыбного, сельского хозяйства. Последний готов давать субсидии до 10 млн рублей на создание семейных ферм. И это только один из множества примеров.
Мы хотели показать предпринимателям, что, несмотря на непростую экономическую ситуацию, у них есть возможность расширить бизнес, открыть новое дело в другой сфере. Ведь таких льгот для бизнеса, как в Приморье, до недавнего времени не было ни в одном другом субъекте России. Я говорю о налоговых каникулах для инвесторов, режимах территорий опережающего развития и свободного порта.
— Как бизнес воспринял возможности, которые они дают?
— Когда о льготных режимах только начали говорить, у наших предпринимателей было много сомнений. И когда закон начал работать, не все сразу поверили в него. Наш малый и средний бизнес не привык к таким подаркам, поэтому многие предприниматели до сих пор считают, что СПВ – это для больших предприятий. Приходится вместе с ними считать и доказывать, что вложения в пять миллионов рублей за три года вполне реальны.
Я призываю предпринимателей обращаться к нам с самыми разными вопросами. Жалобу или обращение можно принести лично, направить на электронку или прислать по почте.
Постепенно мы отмечаем, что число обращений, где содержатся предложения по изменению законодательства, увеличивается. В последние два года их количество превысило 15 %. И это означает, что предприниматели стали понимать, что законодательство – это основа основ и наша совместная задача – сделать его простым, понятным и исполняемым.

«Приморская газета»