Ol4v8il0Btg….Из центра Москвы от Земляного вала выйти на автобан М-6 «Каспий» непросто, движение более чем интенсивное. С женой Лидой тронулись в путь, помня наказ дальневосточных дальнобойщиков: не задерживаться в крупных городах на ночь, лучше отдыхать за городом. Наш путь лежал на юг в Волгоград — Ростов-на-Дону — Крым — Сочи. Мы сразу почувствовали напряженность трассы южного направления, выехав из Москвы на МКАД.
BUPrVXmPnw8 Прекрасные освещенные дороги с мощными развязками, четырехполосными трассами в одну сторону, где поток машин в ночное время движется с неконтролируемой скоростью, как мне показалось, в одном направлении, обгоняя и справа и слева, создавая фейерверк огней и теней, не позволяя отвлечься и расслабиться. Выскочив из этого потока на трассу М-6, спокойно пошли на Волгоград темной ночью, а уже днем въехали в город.
Донские просторы
Насладившись величием Родины-матери на Мамаевом кургане, возложив алые гвоздики и отдав почести защитникам Сталинграда, взяв землицы с погоста, мы тронулись а дальнейший путь. В Ростове-на-Дону навигатор вывел нас к гостинице «Звезда», где мы и провели пять дней в южной столице России, любуясь городом, его прошлым и настоящим. Ростовский-на-Дону край, город воинской славы с его красивейшей рекой, великой и неповторимой историей. В Ростове-на-Дону есть что посмотреть и есть чем полюбоваться: это мы познали и на экскурсиях, и обойдя многие достопримечательности самостоятельно.
Мое пребывание на съезде хирургов России прошло великолепно и очень познавательно как для меня, так и моих потенциальных пациентов. Новые знания, полученные там, я сейчас успешно использую в работе. Мои коллеги были весьма удивлены, когда я рассказал им про дороги России, Приморский край, магистральные проблемы, о полученном от увиденного удовольствии, о пережитом мною. Для них это было важно, ведь это значит, что такой путь может проделать и кто-то из них, исполнив свою мечту.
Крым нашенский
Согласно программе, мною составленной в Находке, наш путь лежал в Крым, в Ялту — это 724 километра пути, на керченскую переправу через Тимашевск и Славянск-на-Кубани. Пройдя Таманский полуостров, омываемый справа Азовским морем, слева — Черным, к вечеру вошли в громадный «накопитель» с четкими разметками, указателями движения и хорошей внутренней инфраструктурой. Оплатив сбор за автомобиль, водителя и пассажира в пределах полутора тысяч рублей, спокойно въехали на четырехпалубный паром греческой постройки и через полчаса морского пути под шквальный ветер в проливе были на керченской земле.
В Керчь решили не заезжать, уже темнело, и пошли по трассе в сторону Феодосии, заночевав в частном доме в съемной комнате. Мы были несказанно рады, что мы в Крыму, на российской земле под своим, российским, флагом. Поутру, позавтракав в придорожном кафе, оставив в стороне Феодосию и Коктебель, отправились по южной дороге в Ялту. Дорога замысловатым серпантином поднималась высоко в горы, была весьма узкая, подобная козьим тропам, с разбитым асфальтом, но неописуемо красивая.
Слева от нас, с высоты птичьего полета было безбрежно-лазурное море и яркое солнце, справа — пологие склоны гор, усыпанные виноградниками. У одной торговой палатки, на краю бескрайней плантации, мы остановились и купили отборного темного винограда по 50 руб за килограмм. Сезон сбора винограда заканчивался, и мы могли его собирать по ходу нашего движения в Ялту без разрешения, однако спросить было не у кого, и мы на такой шаг не решились в этом чудесном раю.
Проехав Алушту, затем Артек, эту всесоюзную здравницу с горою Аю-Даг (Медведь-гора) и курорт Гурзуф, к вечеру прибыли в Ялту. В мотеле нам предоставили прекрасный номер по приемлемой цене с видом на водопад, где мы и остановились на пять дней. Эти дни мы наслаждались Ялтой с ее знаменитой набережной, красотами моря, уютными ресторанчиками и кафе. Посетили Ливадийский дворец, где мы «…услышали вкрадчивые шаги Сталина, запах сигары Черчиля и скрип коляски Рузвельта», побывали на морской экскурсии в Ласточкином гнезде, любуясь с моря красотами береговой линии Крыма. О Крыме А. С. Пушкин писал восхищенно: «…кто видел рай, где роскошью природы оживлены дубравы и луга, где весело шумят и блещут воды и мирные ласкают берега».
Севастополь моей мечты
Для меня город-герой Севастополь был отправной точкой на карте, к которой я стремился и в мыслях, и в реальности практически всю сознательную жизнь. И вот он, в 70 км от Ялты, в полутора часах езды от Алупки, Фороса и Балаклавы по южной дороге. Моя мечта осуществилась: мы с женой в Севастополе. Машину припарковали на площади Нахимова, спустились на Графскую пристань и обменяли воду в севастопольской бухте — нашу, приморскую, на черноморскую у самой кромки памятнику затопленным кораблям, который я видел только на открытке 50-х годов прошлого века.
Посетили панораму «Оборона Севастополя 1854-1855 годов», где я, врач, отдал почести патриарху российской и мировой хирургии Н. И. Пирогову, одному из защитников Севастополя. Поднялись на знаменитый центральный городской холм, мимо штаба Черноморского флота к собору св. Владимира, освятили воду в усыпальнице четырех русских адмиралов, погибших во славу российского отечества: Нахимова, Истомина, Корнилова и Лазарева. Выполнив вторую свою миссию — обмен водами для породнения города воинской славы Владивостока и города-героя Севастополя, низко поклонившись героям земли российской, возвратились в Ялту.
Земля крымская сполна полита кровью наших предков за многие столетия, и она принадлежит, бесспорно, российскому народу. Выйдя на центральный крымский тракт через Симферополь, посетив главный храм крымской столицы с мощами русского целителя святого Луки, далее пошли на Керчь по магистральной трассе. Дорога была в удовлетворительном состоянии, с участками капитального ремонта по европейскому стандарту. В Крыму заправлялись при помощи карты «Маэстро», покупки и питание, к сожалению, за рубли (при их наличии). Снять с карты рубли не представлялось возможным, но как у нас всегда бывает: официально нельзя, неофициально — можно, с небольшой переплатой, чем мы и пользовались (таков уж наш российский менталитет).
Обедали в кафе иногда и у крымских татар ради разнообразия, впечатление благоприятное: еда была вкусной, персонал дружелюбный. Крымчане стоически и с надеждой ждут мостовой переход с Россией через керченский пролив, нам верят и нас с ПУТИНЫМ уважают. «Вежливых» людей в униформе и грохочущей техники на полуострове не видели, но дух сильной России присутствовал практически везде, но более всего на плакатах: «Россия. Крым. Вместе» или « Крым сдал. Крым принял» с ХРУЩЕВЫМ и ПУТИНЫМ, что очень мощно впечатляло.
Проехав мимо храма Иоанна Предтечи и знаменитых Аджимушкайских каменоломен, спустились к крепости Керчь, въехали на паром и были вновь на Тамани, покинув крымский полуостров. И далее пошли на Анапу, где, как в песне поется, можно «…купить себе фетрову шляпу и лечь на берег морской со своею тоской». Но нам было не до тоски, мы шли через Новороссийск, Геленджик и Туапсе на Сочи, заночевав в Анапе. Поутру, выбравшись из города, поехали в Новороссийск мимо цементных заводов, портовых хозяйств и красивого белого города, раскинувшегося на холмах у моря.
Черноморское побережье
Южный город Туапсе удивил своими нефтеперерабатывающими заводами в центре города и стойким запахом ГСМ. Проехав вновь по горным опасным извилистым дорогам спустились в долину между гор в город Сочи и попали в другую цивилизацию с многоуровневыми развязками, аэропортом почти в центре города, лаврами и кипарисовыми деревьями с цветущими кустарниками и зелеными лужайками на олимпийских объектах.
Гостиница наша была в 500 метрах от центральной набережной на Курортном проспекте. В середине октября под ногами плескалось еще теплое для нас, приморцев, море, чем мы и воспользовались, окропив черноморской водицей свои телеса. Посетили олимпийские объекты, поднялись по канатной дороге выше двух тысяч метров до горных вершин с шапками снегов, налюбовались красотами и засобирались в обратную дорогу.
Покидая Сочи, встретили семью амурчан в шортах, с коричневой от загара кожей, довольных собой и окружающим миропорядком. Но надо было уезжать… Прощай, город Сочи- темные ночи! Предстояла нелегкая дорога до Москвы по южному тракту М-4 через Краснодар — Ростов-на-Дону — Воронеж — Ступино длиною в полторы тысячи километров. Возвращались по горным серпантинам южных дорог в окружении мандариновых и ореховых садов, с «развали» продаж экзотических для нас овощей и фруктов. Вдоль трасс в районе Ростова сплошь шли автопоезда с зерном и яблоками, бесконечной торговлей дынями и арбузами.
В Ростовской области рассыпал землю с погоста своего отца и набрал землицы на могилу, выполнив тем самым третий свой наказ-миссию. Дороги были прекрасны и днем, и ночью, ухоженные и многополосные, хорошо освещенные, со множеством скоростных участков, что меня особо радовало, многоуровневыми развязками и отгороженными от прилегающей территории сетчатыми ограждениями. На большинстве разделительных эстакад смонтированы противоослепительные знаки, что очень удобно ночью для водителей. Кругом, вдоль дорог, насколько хватало глаз, были либо степи с пологими оврагами, либо пахотные земли с убранным урожаем, либо «заросли» подсолнухов с опавшими листьями. Это нас с женой просто поражало, такого количества пахотных земель мы не видели нигде. Попадались и садовые насаждения, и молодые, и уже зрелые сады.
Дальние для нас территории надо видеть своими глазами, чтобы представить нашу Россию, ее величие, природно-рукотворное богатство и изобилие, данное нам на этой земле. Насладившись и насмотревшись на юг центральной России, мы въехали в Москву, где получили информацию об обратной дороге: Омск засыпало снегом, и он непроездной на два-три дня. И далее на восток нашей России — похолодание и снежные заносы. Моя жена засобиралась в аэропорт, а я, сняв шорты, стал утепляться и готовиться в обратный путь по снежным дорогам Урала и Сибири на свою малую родину. Трассу в девять тысяч верст предстояло преодолеть вновь одному и «без оружия», в условиях снегов, гололеда и пониженной температуры.

Владимир СУПРУНОВ
Находка — Москва — Ростов на Дону — Севастополь — Сочи — Находка