VLUU L110, M110  / Samsung L110, M110В номере 177 «НР» от 23 декабря прошлого года была напечатана корреспонденция «Битва за Сейсин», в которой житель Находки Сергей КРАСЮК рассказал о своих родителях Семёне КРАСЮК и Ольге МАМАЕВОЙ, служивших во время Великой Отечественной войны в прославленном 355-м отдельном гвардейском батальоне морской пехоты Тихоокеанского флота и ставших участниками Сейсинской десантной операции в августе 1945 года.


В некоторых публикациях, посвященных битве за Сейсин, указываются отдельные факты этих далеких событий, которые расходятся с данными исследований, проведенных в ходе подготовки книги «Огненный батальон».
По разным источникам, с советской стороны в Сейсинской операции погибло и пропало без вести порядка 400 человек, в том числе 66 убитых и более ста раненых из 355-го батальона. Как мне удалось выяснить, из 355-го батальона потери убитыми составили 71 человек. Фамилии погибших на поле боя, а также скончавшихся от полученных ранений перечислены в моей книге.
Весь личный состав батальона показал воинскую зрелость, отвагу и героизм, но орденами и медалями были награждены не 566 бойцов и командиров батальона, как раньше считалось, а согласно архивам — 372 человека. Шесть из них были удостоены высшей степени отличия Советского Союза – звания Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина, 43 военнослужащих батальона удостоены ордена Красного Знамени, семь человек – ордена Отечественной войны I степени, 176 человек – ордена Красной Звезды, 229 человек – медали «За боевые заслуги», 111 человек – медали «За отвагу». Батальон получил почётное звание «Гвардейский».
Особое место в книге «Огненный батальон» отводится Герою Советского Союза гвардии ефрейтору Марии ЦУКАНОВОЙ, санинструктору 355-го отдельного гвардейского батальона морской пехоты Шкотовского сектора береговой обороны Тихоокеанского флота. Работая над проектом «Имя зажглось звездой», участники проекта столкнулись в литературных источниках и даже в официальных архивных документах с многочисленными неточностями, искажениями, ошибками авторов по различным периодам жизни Марии ЦУКАНОВОЙ. Исследователями проведена колоссальная работа по сбору информации. Им удалось разыскать родственников и сослуживцев отважной санитарки, найти письма матери ЦУКАНОВОЙ, которые хранятся в музеях и архивах Омской области, откуда она родом, собрать уникальные воспоминания однополчан. Собранные сведения помогли внести поправки в биографию этой удивительной девушки, которая прожила небольшую, но яркую жизнь.

В Сейсенской десантной операции погиб 71 человек из 355-го батальона. Самую жестокую смерть от японских варваров приняла ефрейтор Цуканова. Боевые товарищи собрали фрагменты тела в одеяло своей боевой подруги, похоронили её в братской могиле вместе с другими погибшими бойцами. В траурном митинге принимал участие замполит батальона 

М.И. Кочетков.

Когда началась война, Маша рвалась на фронт. В июне 1942 года, приписав себе год рождения, она добровольцем была призвана на Тихо-океанский флот. Приписанный год стал первой ошибкой её биографии, о которой стало известно из воспоминаний Ольги Васильевны КРАХМАЛЁВОЙ, матери ЦУКАНОВОЙ. Девушка родилась в 1924 году, хотя в архивных документах, теперь уже по понятной причине, её год рождения 1923. Есть ещё одна интересная деталь биографии ЦУКАНОВОЙ – звание Героя Советского Союза ей присвоили в день рождения – 14 сентября 1945 года, до которого она не дожила ровно месяц.
Но о наиболее существенной ошибке в биографии героической санитарки — описание её подвига — рассказала внучка замполита 355-го батальона Михаила Ивановича КОЧЕТКОВА Мария Константиновна КАРАНДИНА, названная дедом в честь любимицы батальона Машеньки ЦУКАНОВОЙ.
Все наградные документы батальона, кроме одного, в первую очередь подписаны командиром батальона М.П. БАРАБОЛЬКО. Наградной лист М.Н. ЦУКАНОВОЙ утверждающей подписи командира 355-го батальона не имеет. Также нет и подписи командира 13-й бригады морской пехоты В.П. ТРУШИНА, куда относился батальон. Её наградной лист подписан только командующим Тихоокеанским флотом И.С. ЮМАШЕВЫМ, а за члена военного совета С.Е. ЗАХАРОВА поставил подпись МУРАВЬЁВ.
О том, что подвиг ЦУКАНОВОЙ был искажён, свидетельствовали замполит батальона М.И. КОЧЕТКОВ, ее боевая подруга Л. ВАЗАНОВА, журналист газеты «Боевая вахта» капитан А. ЛУБЕНКО, а также другой известный журналист А. СТОНИК, который, как и А. ЛУБЕНКО, был в Сейсине в период десантной операции в августе 1945 года.
Санинструктор ЦУКАНОВА не была в плену и не подвергалась пыткам, о которых написано в наградном листе. ЦУКАНОВА погибла на поле боя. Высота, за которую дрались пехотинцы, несколько раз переходила из рук в руки. Времени пытать у японцев не было, так как практически сразу десантники отбили высоту. Реальный факт гибели отважной сибирячки нисколько не умаляет её подвига.
Можно предположить, что смерть единственной женщины — Героя Советского Союза — на Тихоокеанском флоте хотели сделать более жестокой, поэтому и придумали пытки в плену, выкалывание глаз. Хотя то, что сделал японский офицер, лёгкой смертью не назовёшь… Уже сам факт, что за двое суток непрерывных боёв ЦУКАНОВА спасла жизнь 52 бойцам и, будучи раненой, отказалась покинуть поле боя, осталась прикрывать отход роты, – подвиг. Ефрейтор М. ЦУКАНОВА отдала свою жизнь, выполняя воинский долг перед Родиной, она достойна звания Героя Советского Союза.
В советское время имела место идеализация героев. Ради этого подвиг «подправляли» или умалчивали, как казалось, о компрометирующих фактах биографий героев. С Марией ЦУКАНОВОЙ произошел как раз такой случай: ее наградной лист был подправлен, т.е. переписан, поэтому и нет подписи командира батальона.
Командир батальона БАРАБОЛЬКО представлял санинструктора ЦУКАНОВУ к высшей награде Родины с описанием реального подвига, который совершила девушка. Об этом знал замполит батальона КОЧЕТКОВ, он принимал участие в похоронах Маши. Именно он готовил документы ЦУКАНОВОЙ на награждение, поэтому, рассказывая историю её гибели, Михаил Иванович был уверен, что вся эта история с пытками была выдумана журналистами. Ведь в советское время наградные документы хранились под грифом «секретно».
Третий день десантной операции не прекращались жестокие кровопролитные бои. Было много убитых. Тяжелое ранение в ноги получила и Маша ЦУКАНОВА, но в этот трудный час, когда на счету был каждый боец, отказалась покинуть поле боя. Наскоро перевязав себе раны, превозмогая боль, она с автоматом в руках вместе со всеми отбивала вражеские атаки. Но в неравном бою роте М.Т. ОСОКИНА пришлось отступить. Маша с группой бойцов осталась прикрывать отход роты. Японцы наседали со всех сторон. Санитарка почти в упор выпускала из автомата по врагам длинные очереди, самураи не могли к ней подступиться, пока у воспитанницы Тихоокеанского флота не закончились патроны. Тяжелораненая ЦУКАНОВА оказалась один на один с беспощадным врагом. В страшной злобе японский офицер жестоко расправился с Машей: палашом он отрубил ей руки, а затем отсёк истекающей кровью девушке голову…
В ожесточенной схватке советские войска разбили японцев и нашли останки геройски погибшей Марии. Весть о жестокой расправе японского офицера над молодой санитаркой потрясла бойцов, разнеслась по всему Сейсину. Марию решили похоронить на вершине сопки вместе с другими погибшими бойцами. Собрав фрагменты тела в одеяло, бережно похоронили сибирячку её боевые товарищи. Пробыв на войне только два дня, она овеяла себя неувядаемой славой Героя, шагнула в историю, обрела бессмертие.
Девушка была похоронена в братской могиле на сопке Комальсам, где открыт мемориальный комплекс советским воинам-освободителям. На этой сопке кроме ЦУКАНОВОЙ вечным сном спят ещё три Героя Советского Союза, погибшие в Сейсинской десантной операции, – это пулемётчик 355-го ОГБМП гвардии красноармеец Яков Илларионович БАЛЯЕВ, старшина роты автоматчиков 355-го ОГБМП гвардии сержант Александр Григорьевич ГАРЧЕНКО, оперуполномоченный отдела
контрразведки СМЁРШ островного сектора береговой обороны Владивостокского оборонительного района ТОФ Михаил Петрович КРЫГИН. Но именно ей, Марии ЦУКАНОВОЙ, установлен на мемориале на высоком постаменте бронзовый бюст. Эту отважную девушку корейцы почитают наравне со своими национальными героями. О ней, Маше ЦУКАНОВОЙ, в Корее снят корейско-советский художественный фильм. Эти события достоверно описаны в моей книге «Я очень хочу жить…».

20 30405

Галина ШАЙКОВА,
автор книги «Огненный батальон»
Фото из архива
Мемориальный комплекс советским воинам, отдавшим жизнь за освобождение Кореи от японских империалистов. Здесь, на сопке Комальсам, где похоронена санинструктор Мария Цуканова, в 2008 году на высоком постаменте был установлен бронзовый бюст героине. Чхонджин, КНДР, 2010 г.; Семья Крахмалёвых-Цукановых, 1938 г. Слева направо стоят: младший брат (имя неизвестно, умер от болезни в 1940 г.), Мария, старшая сестра Зоя, младшая сестра Юля, отчим Николай Васильевич, мама Ольга Васильевна, в ногах сын Зои – Алик.; Курсанты школы санинструкторов Мария Цуканова и Елена Комлева, г.Владивосток, 1944 г. После получения профессии военной санитарки девушки были направлены на службу в 355-й батальон.; Ольга Васильевна Крахмалёва, мать Цукановой, у памятника своей дочери в Главном клиническом госпитале ТОФ, где её героическая дочь обучалась в школе санинструкторов. Владивосток, 1968 г.;  Замполит 355-го гвардейского батальона Кочетков Михаил Иванович и журналист газеты «Боевая вахта» Лубенко Андрей Степанович. Их боевая судьба свела в Сейсине на знаменитой высоте 182,9, где журналист Лубенко заменил тяжелораненого ротного из 355-го батальона. В период полного окружения ценой нечеловеческих усилий они одержали победу над врагом, по численности превосходящим наши силы в восемь-десять раз. Севастополь, 1963 г.