В Дальневосточном отделении Российской академии наук создают универсальное средство от боли. Среди компонентов лекарства — вытяжки из органов морских животных, в частности, из печени кальмара, которую обычно выбрасывают или перерабатывают на рыбную муку. Зачем нужно создавать новые таблетки, сколько стоят биологические эксперименты и как совершаются открытия? Об этом беседа с ведущим научным сотрудником Национального центра морской биологии ДВО РАН Инессой ДЮЙЗЕН.

Инесса Дюйзен. Фото - Глеб Ильинский Приморская газета


— Инесса Валерьевна, зачем понадобилось проводить такое исследование?
— Сегодня в медицине существует всего два способа борьбы с болью. Если в организме образовалось воспаление, которое и стало причиной боли, рекомендуется принимать так называемые противовоспалительные препараты. Второй способ основан на применении наркотических анальгетиков — специальных веществ, которые заставляют мозг не замечать боли. Такая помощь актуальна, например, в послеоперационный период, когда все болит от хирургических разрезов.
Проблема в том, что существует боль, которая не сопровождается воспалительными процессами — это так называемая нейропатическая, или невралгическая боль. Обычные противовоспалительные препараты уже не помогают. Наркотические анальгетики использовать тоже нельзя, поскольку это чревато развитием зависимости. А на боль нужно как-то воздействовать.
Этой проблеме посвящено множество разработок по всему миру. Поскольку мы работаем в Институте биологии моря, то за основу берем биологически активные вещества, которые синтезируются в морских организмах, микроводорослях и разных живых существах. Морские животные, рождаясь и проводя всю жизнь в весьма агрессивной природной среде, умеют бороться с ней естественными способами.
- О каких биологически активных веществах идет речь?
— Возьмем, например, отходы кальмара — печень и другие внутренние органы, из которых делают рыбную муку. В их составе содержатся ценнейшие биологически активные вещества — так называемые полиненасыщенные жирные кислоты, которые часто называют «рыбьим жиром» или ОМЕГА-3-кислотами, а также содержится докозагексаеновая кислота, эйкозапентаеновая кислота. Все они обладают свойством влиять на работу нервной ткани. Наши эксперименты показали, что при использовании этих липидов у животных значительно уменьшается выраженность болевого синдрома. Поэтому результаты экспериментов уже легли в основу создания некоторых препаратов, которые можно встретить на рынке.
- Какие препараты уже можно приобрести?
— В нашем институте производится препарат «Липидомарин» — биологически активная добавка, способная предотвращать развитие патологического старения мозга, приводящего к дегенерации, утрате памяти, снижению работоспособности. Этот препарат может также защищать клетки головного и спинного мозга от повреждающего действия гипоксии (пониженного содержания кислорода в организме), нарушений кровообращения в мозге, а также улучшать процессы восстановления нервной ткани после ее повреждений.
Еще один интересный препарат называется «Агматин» — его используют спортсмены для ускоренного наращивания мышечной массы. В основе препарата — соединение, которое содержится в растениях и микроводорослях, оно имеет выраженный антиболевой эффект. Под воздействием агматина расширяются кровеносные сосуды, ускоряется капиллярный кровоток. Как следствие, улучшается метаболизм мышечной ткани и наступает желаемый эффект. Препарат продают в магазинах спортивного питания.
- Какими препаратами приморцы активно пользуются?
— В лаборатории фармакологии ученые долгое время занимаются исследованием сорбентов. На их основе изготовили препараты «Полисорбовит» и «Детоксал», они есть в продаже. Сорбенты активно нейтрализуют различные интоксиканты — пищевые, вырабатываемые самим организмом при тяжелых заболеваниях, попадающие с воздухом, а также последствия радиоактивного излучения.
- Наверное, сложно догадаться, что в отходах того же кальмара содержится что-то ценное. Как происходят такие открытия на практике?
— Это длительная и очень трудоемкая работа, основанная на хороших знаниях биохимии, физиологии, фармакологии. Кроме того, она требует постоянного анализа современной научной литературы в своей и смежных областях науки. Например, в нашем институте давно существует очень сильная группа биохимиков, которые занимаются изучением липидов у разнообразных морских обитателей. В ходе их исследований было установлено, что в тканях кальмара содержатся соединения, очень близкие по составу к тем ценнейшим веществам, которые содержатся в печени глубоководной акулы и которые издревле используют в медицине. Но гораздо дешевле, легче и экологичнее создать технологию по качественному извлечению этих веществ из отходов рыбного производства, чем заниматься отловом глубоководных акул. Вот и открытие.
- Оборудование и всевозможные биологические эксперименты — это очень дорого. Откуда берутся деньги на исследования?
— Действительно, чтобы молекула превратилась в фасованное, заключенное в капсулы и попавшее на прилавки аптек лекарство, обычно требуется 7–10 лет упорной работы огромного коллектива и несколько десятков миллионов долларов. Поэтому, чтобы заниматься фармакологией, всегда требуются огромные временные ресурсы и внушительные финансовые вложения. И, конечно, сплоченный коллектив профессионалов.
В Дальневосточном отделении Академии наук есть Тихоокеанский институт биоорганической химии, где разработано большое количество уникальных препаратов и заложены все циклы производства лекарств: от поиска возможных молекул до их синтеза, всевозможных тестирований, юридического оформления и выдвижения препарата на фармакологический рынок. Значительная часть этой работы финансируется государством, но и этого оказывается недостаточно. Так что исследователи постоянно ищут дополнительные источники финансирования, участвуют в конкурсах, программах, грантах.
- А если к частным инвесторам обращаться?
— Чтобы получить деньги от научного фонда или от частного инвестора, нужно иметь мощный задел, неопровержимые доказательства того, что в результате будет создан препарат, конкурирующий по эффективности и безопасности с тем, который уже есть на рынке. А для этого нужно заранее провести значительную часть весьма недешевых исследований.
- Препараты и биодобавки, которые производят в ДВО РАН, конкурентоспособны на рынке?
— Безусловно. Во-первых, мы получаем их из естественного, природного сырья. Они полезнее и легче переносятся человеческим организмом. Во-вторых, за счет того, что для их создания не требуется сложный химический синтез, они могут быть дешевле и рентабельнее зарубежных аналогов. Например, созданный у нас из печени кальмара препарат в сотни раз дешевле зарубежного аналога, созданного синтетическим путем, и нисколько не уступает ему по эффективности.
- Говорят, головную боль нельзя терпеть. Это правда?
— Никакую боль нельзя терпеть, это абсолютно точно. Боль — это мощнейший электрический и химический поток. Она, как и любой нервный процесс, имеет свои каналы и пути в мозге. Когда человек очень долго терпит боль, эти каналы превращаются в глубокие траншеи, которые нарушают нормальную циркуляцию нервного импульса в мозге и куда каждый раз нервный импульс будет стремиться возвращаться.
- Будут ли подходить препараты, которые создают на Дальнем Востоке, например, жителям Москвы?
— Если говорить о китайской медицине, то вопрос не в препаратах, а в том, кому и зачем их назначают. Традиционно в большинстве медицинских институтов учат хорошо и качественно распознавать и лечить заболевание. При этом заболевание стараются лечить по четко разработанному алгоритму. Однако известно, что любая патология у каждого человека имеет свои особенности, связанные с его возрастом, генетикой, наличием сопутствующей патологии, образа жизни, образа мысли, наконец. Поэтому одно и то же заболевание у разных людей требует разного подхода. Кстати, персонифицированный подход к лечению становится популярным во всем мире.
Последователи китайской народной медицины издревле практикуют именно этот метод — лечат не болезнь, а конкретного человека. Поэтому, когда китайский целитель советует европейскому человеку какое-то китайское народное средство и это средство ему помогает, то это вовсе не означает, что оно будет эффективно действовать на другого пациента. Ему понадобится персональная диагностика и, скорее всего, другой препарат.
Боль — универсальное биологическое явление. Ее способны испытывать все животные с более-менее развитой нервной системой: моллюски, рыбы, крабы. Поэтому надеемся, что наши препараты будут способствовать уменьшению болевого синдрома у всех, вне зависимости от расы, цвета кожи или возраста.