Энергоносители под контролем таможни

На протяжении десяти лет на территории порта Находка наряду с Находкинской таможней успешно работает Дальневосточный энергетический таможенный пост. До недавнего времени он занимался контролем экспорта исключительно таких энергетических носителей, как нефть, бензин, дизтопливо и другие нефтепродукты. С января нынешнего года в номенклатуру грузов добавился каменный уголь.
Штат ДВЭТП составляет около трёх десятков сотрудников. Они размещаются в офисном здании, арендованном на территории ООО «РН-Морской терминал Находка. Дополнительный пост базируется в ООО «Транснефть-Порт Козьмино». За первое полугодие этого года Дальневосточный энергетический таможенный пост оформил на экспорт около 30 миллионов тонн российских энергоносителей. Основными потребителями российского угля традиционно являются Республика Корея, Китай и Индонезия. Они по-прежнему охотно ввозят наши энергоносители, а разработку собственных природных залежей оставляют на потом.
— Находка — крупнейший таможенный форпост на Дальнем Востоке России. С расширением номенклатуры грузов за счёт каменного угля значительно возрос и объём работы энергетического таможенного поста. Но контроль за качеством и количеством оформляемых грузов при этом нисколько не снизился. Каменный уголь по-прежнему занимает приличную долю в составе экспортных поставок.
Так, за первое полугодие текущего года через находкинские порты ушло на экспорт около девяти миллионов тонн угля. Для российской стороны такие контракты очень выгодны. Доход от экспорта энергоресурсов и ранее, и сейчас в значительной степени формирует бюджет государства.
Добыча этих природных ископаемых надёжно кормит города-миллионники. Как-то я общался с коллегами из Сибири и между делом спросил их, есть ли данные о разведанных месторождениях, и на сколько лет должно хватить залежей каменного угля на территории их региона? Они уверенно сказали, что залежей хватит ещё лет на 200. Это, не считая, небольших месторождений. Сегодня в нашей стране появляются производства, где изготавливаются энергоносители из древесины, к примеру, телеты. Они предназначены для усиления горения каменного угля и хорошо пользуются спросом в Республике Корее и Японии, — рассказал начальник Находкинской таможни, генерал-майор таможенной службы Константин БОНДАРЕВ.
География деятельности ДВЭТП охватывает практически весь Дальний Восток. Аналогичные энергетические таможенные посты работают в Новороссийске, Выборге, Махачкале и некоторых других морских портах России.
— Для подтверждения качества экспортного товара сами делаем отбор образцов на исследование в экспертной службе. Иногда встречаются участники внешнеэкономической деятельности, которые идут на разные ухищрения. Так, при современных технологиях изменить вид нефтепродукта не составляет особого труда. Для этого стоит добавить в него «химию», после чего меняется его вид и состав. И уже под новый продукт придумать ГОСТ либо техусловие. Такие нарушители забывают, что с помощью тех же технологий этот ингредиент легко извлечь из субстанции и таким образом установить первоначальный вид нефтепродукта, — отметил начальник Дальневосточного энергетического таможенного поста, полковник таможенной службы Алексей ТИМАШЁВ.
В работе поста встречается немало и других нюансов, когда от таможенников требуется особая бдительность, чтобы не дать клиентам нарушить рамки закона. К примеру, при бункеровки судов. Каждый из рыбацких траулеров должен взять для работы, скажем, в Охотоморской экспедиции ровно столько топлива, сколько ему необходимо на переход в район промысла и нескольких дней рыбалки. А уже потом дозаправиться. Некоторые суда просят больше с надеждой спустить топливо где-нибудь «налево». В таких случаях таможенники запрашивают технические характеристики двигателя судна, объём танков и некоторые другие параметры, по которым можно рассчитать расход топлива. Если возникают серьёзные расхождения, вместо запрашиваемых, к примеру, 100 тысяч тонн, разрешают взять 60 или 70. Другое дело, когда топливо в район лова доставляет танкер. Таможенный пост требует от бункеровщиков официальные бумаги о движении топлива. Получил капитан, скажем, одну тысячу тонн, он должен о ней отчитаться.
С другой стороны, по словам Константина БОНДАРЕВА, у участников ВЭД всё меньше возможностей для подобного рода нарушений. Возвращаясь к углю, нарушений могло быть больше, если бы экспорт и транспортировка груза осуществлялась в одном лице. Но функции разграничены. Шахтёры добывают уголь в сибирских разрезах, железнодорожники везут его в морские порты, стивидоры перегружают и отправляют на экспорт. У каждого свои задачи. При такой технологической цепочке сложно допустить незаконные манипуляции.
В мае нынешнего года помимо экспортных нефтепродуктов, Дальневосточный энергетический таможенный пост занялся оформлением импортных нефтепродуктов. Был такой момент, когда на внешнем рынке цена на них сложилась ниже, чем на внутреннем. Участники ВЭД всегда держат руку на пульсе и контролируют ценовую обстановку на обоих рынках. Но затем демпинговая политика изменилась, импортировать нефтепродукты стало не выгодно.
— Свои профессиональные задачи знаем чётко, как и прежде, будем твёрдо стоять на страже закона и защите экономических интересов страны. Энергетический таможенный пост располагает для этого всеми техническими и людскими ресурсами — подытожил Алексей ТИМАШЁВ.

Владимир ФЁДОРОВ

Запись опубликована в рубрике Закон и право. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий