Сто лет и короб бед

Труженица тыла Анастасия САФОНОВА, одна из старейших жителей Находки, недавно отметила свой вековой юбилей. С этим событием ее поздравили администрация города, Находкинское отделение Пенсионного фонда, совет ветеранов, представители группы компаний «Приморский завод», дети и родственники, вручив цветы и ценные подарки. В этот день в адрес виновницы торжества было сказано немало теплых слов и пожеланий. По городам 24 июня России прошел юбилейный парад в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, праздник радости и слез Анастасии Ивановны.
Нелегкая доля выпала ей. В 1926 году, когда исполнилось шесть лет, от чахотки умерла ее мама, и девочка осталась сиротой. Отец был редким тружеником: держал корову, овец, свиней, кур и гусей, обрабатывал участок земли, чтобы прокормить семью, сестер и братьев. Но спустя два года после смерти мамы советская власть конфисковала у Ивана ТОЛМАЧЕВА практически всю скотину и птицу, причислив его к кулакам. Не посмотрели даже на малых детей. А самого отца Насти выслали на поселение в Сибирь. Там он работал в шахте, а девочка нашла приют у бабушки и тетушек на своей малой родине. Это было время коллективизации и индустриализации в СССР.
В 14 лет дядя определил Настю в школу, где она училась и одновременно работала. А спустя пять лет вышла замуж за Якова САФОНОВА и переехала к маме мужа. Через год у них родился сын Анатолий. Молодая семья всё время мечтала построить собственный дом и вырастить детей. Но война внесла в жизнь свои коррективы. В 1941 году Анастасия проводила мужа на фронт. Так случилось, что его воинская часть в это время дислоцировалась в брянских лесах, всего в 30 километрах от дома, и молодая супруга частенько ходила на свидание к мужу. Последний раз, когда они виделись, Яков сказал: «Настюша, береги себя и детей», зная, что она уже беременна вторым ребенком. В августе 1943-го у САФОНОВЫХ родилась Марина, а спустя два месяца Анастасия получила похоронку на мужа.
— Он погиб на подступах к Киеву, в селе Яблоневка, а похоронен в братской могиле в селе Певцы. В ней лежат 147 красноармейцев, мой муж был под 51-м номером. Место захоронения разыскала моя дочь только в 1986 году, зная его по рассказам и фотографии, — вспоминает Анастасия САФОНОВА.
За чередой лет многие события и факты она уже забыла, но некоторые эпизоды помнит ее дочь Марина СТРЕЛЬНИКОВА.
— Во время войны мы жили в селе Первомайском, Курской области. А в соседнем селе Красном стояла советская летная часть. Мама помогала красноармейцам — на швейной машинке шила полога для самолетов, заводила хвосты «железных птиц»… В колхозе работала на заготовке сахарной свеклы, помощницей комбайнера, направляя жатку, работала на току, сеяла и веяла зерно. И даже научилась управлять трактором. Наше село два раза находилось под оккупацией. К началу 1942-го тут остались одни старики, женщины и дети. Когда пришли немцы, то нагло расквартировались в селе и стали хозяйничать. Малых детей собирали в одном доме, и за ними присматривали бабушки. А всех трудоспособных группировали и отправляли рыть окопы и траншеи. При скудном пропитании люди работали до изнеможения по 12-14 часов в день. И никто с ними не считался.
Маму с двумя малыми детьми и бабушкой немцы выгнали из дома, и мы были вынуждены поселиться в холодном погребе. Чтобы не умереть с голоду, ранней весной мама отправляла меня с братом по полям собирать гнилую картошку и прошлогодние колоски. Из картошки делали драники. Колоски шелушили, добавляли немного зерна и перекручивали в кустарной мельнице. Это деревянная чурка с гвоздями и жестяной банкой, которая после долгих вращений за рукоятку превращала зерно в муку грубого помола. Из нее пекли хлеб, лепешки и ели. А какой ароматный запах стоял в доме, когда мама вытаскивала из печи готовый хлеб! Помню его до сих пор. Часто ели свекольный жмых, летом спасались зеленью, грибами и лесными ягодами. Временами мама вешала мне на плечо полотняную сумку и отправляла побираться по людям, — вспоминает дочь Марина СТРЕЛЬНИКОВА.
Так и прожила Анастасия САФОНОВА с детьми в этом селе всю войну. Часто случались артналеты, порой в день по две-три бомбардировки, от которых со страхом прятались в погребе. В марте 1943-го пришло подразделение красноармейцев и освободило село от немцев. Анастасию САФОНОВУ, к тому времени умирающую от потери крови и истощения, увезли в медсанчасть и выходили.
После войны молодой вдове выжить с малыми детьми было сложно. Из троих дядей только один вернулся с войны, да и тот контуженный. Вскоре он женился и привел жену в отцовский дом. В одной комнатенке трем семьям стало совсем тесно. У селян была одна мечта — поднять колхоз и построить новую школу, а Анастасия Ивановна всё время мечтала построить собственный просторный дом. В 1947 году в этих краях случилась сильнейшая засуха, уничтожившая все посевы. Страшный голод покосил немало людей, но семью САФОНОВЫХ обошел стороной. Несмотря на многие невзгоды, спустя год Анастасия Ивановна взялась строить дом: сама тесала и таскала бревна, сделала сруб и покрыла крышу соломой. Дедушка помог сложить печь, а двою-родный брат дал 40 рублей на окна и кирпич для печи. К зиме 1948-го она вместе с детьми уже въехала в новую хатенку, а несколько позже купила корову. Достатка особого не было, но и с голоду не умирали. Работала в колхозе, одежду детям шила из найденных в лесу солдатских гимнастерок да палаток.
Отец всё время звал ее в Прокопьевск, что в Сибири, но выехать туда вместе с детьми Анастасия не могла, как дочери раскулаченного ей не выдавали на руки паспорт. А выживать в этих местах становилось всё сложнее. И тогда она принимает решение отправиться к отцу одна, оставив детей на бабушку с надеждой на то, что рано или поздно обязательно вывезет их туда.
Отец, имея четырехклассное образование церковно-приходской школы, был человеком с предпринимательской жилкой, и к тому же не лентяй. В ссылке обзавелся хорошим хозяйством и по тем временам жил зажиточно: сажал картошку, сеял овес, держал корову, уток, свиней, кур и гусей. Приехав в Прокопьевск, Анастасия окончила семь классов в школе рабочей молодежи, курсы бухгалтеров и стала работать. А потом перевезла в Сибирь детей и определила их в школу.
В конце 50-х ее сын Анатолий окончил учебу, приехал в Находку и поступил в ДМУ. По окончании ходил в море в БАМРе, в том числе на знаменитом тунцелове «Ленинский луч» в экипаже капитан-директора Анатолия КОЛЕСНИЧЕНКО. А затем и сам стал капитаном дальнего плавания. Дочь Марина, окончив пединститут, по распределению переехала в Находку, год отработала в школе № 11, потом в горкоме комсомола, инструктором в горкоме партии. А в 1973 году дети вызвали сюда Анастасию САФОНОВУ, она устроилась в Приморский судоремзавод начальником АХО.
— В то время не разрешали людям оставаться на производстве после выхода на пенсию. Но директор завода Юрий ЗАЯЦ был очень доволен работой мамы и распорядился, чтобы ее оформили садовником, оставив на должности начальника АХО еще два года с соответствующей зарплатой. Сколько помню, мама всегда была довольна коллективом, говорила, что попала, будто в рай. И ее здесь любили и ценили как специалиста. За добросовестный труд не раз объявляли благодарности, отмечалась ценными подарками и денежными премиями. А когда провожали на заслуженный отдых, подарили чайный сервиз и пылесос. К сожалению, годы берут свое. Сейчас мама вынуждена передвигаться на ходунках. Присущее ей жизнелюбие позволило радостно встретить 100-летний юбилей и, несмотря на все, жить дальше. На таких, как она, выстоявших в военное лихолетье и трудившихся на восстановлении народного хозяйства, и держалась в то время наша страна, — рассказала Марина СТРЕЛЬНИКОВА.
Владимир ПАНТЮХОВ
На снимках: Анастасия САФОНОВА, в кругу семьи

Запись опубликована в рубрике К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий